Piter

Киберпанк «Кругом враги!»

Снилось, по почте пришла карта с кэшбеками и бонусами. Для активации нужно было ее включить, нажав на чип. Я положил карту рядом со смартфоном, не глядя нажал, промахнулся и выругался. Хотел было проделать манипуляции ещё раз, но внезапно пальцы холодного ужаса сжали горло.

Это была вовсе не карта! Я читал о таких штуках совсем недавно. По размерам они действительно напоминают банковскую карту, но чуть-чуть толще. Такой себе микрокомпьютер. При включении они так или иначе попадают внутрь смартфона и начинают управлять счетами владельца или, скорее, жертвы. Могут перевести все средства на электронные кошельки. Могут действовать и наоборот, до поры до времени обогащая клиента. Заканчивалось всё одинаково - пустые счета и невозможность доказать злой умысел.

Обнаружил, что «карта» не так давно пришла по почте сестренке. С тех пор началось противостояние. Я пытался завуалированно донести опасность карты, опасаясь, что та может подслушивать через микрофон. Сестренка начала приходить к мысли об отказе. Но сегодня мне стали массово присылать мои фотографии с подписью «Убей его!». Карта нанесла ответный удар. О, Боже, мне конец!
Piter

Приключения

Нашёл себе приключения на голову. Хотя, нет, всё-таки пониже. Испытываю странные ощущения неудовлетворения, приправленные дискомфортом.

Курс лечения, прописанный частным врачом, вызывает страдания такой же интенсивности, как и причина, побудившая меня обратиться в клинику.

В общем, как в анекдоте: «Что-то я пью-пью, а мне всё хуже и хуже». Но нет худа без добра. Проснувшись поутру и поняв, что повторно уснуть не получится, сходил сдал кровь на анализ.
Piter

Неделя обещает быть жаркой

Во всех смыслах. Обещали отсыпать тепла свыше 11 до 20 в одни руки. На тротуарах снег практически сошёл. Можно ходить, не напоминая жертву кораблекрушения. Правда, нужно думать, как построить маршрут по солнечным сторонам улиц.
Прошёл сегодня по аллее. На скамейках галдела молодежь, на деревьях - галки. Как будто соревновались, кто громче.

Глаз выхватывает из толпы все больше студентов. Размашисто идёт троица парней с прическами типа «взрыв в баке с макаронами». Самый высокий из них, проходя мимо урны, тушит бычок о ее стенку и только после этого бросает внутрь. Стайка девчонок покатывается со смеху на кассе. Мы неоднократно пересекались в магазине. Они то выбирали чипсы, то напитки, то булочки, но в итоге остановились на стратегически важном товаре - туалетной бумаге. И вот кассирша говорит, что они 98-е покупатели, а сотому положена скидка 100% на все товары. Они выкладывают рулон бумаги за 9 рублей. Немая сцена.
Piter

Обморок

Наверное, это всё-таки был обморок. Обычный обморок. Студент пришёл бы в себя спустя 15 минут и без наших телодвижений.

А что б.. если нет? (как поётся в песенке Слепакова). Расскажу обо всем по порядку, а вы сами решайте, что да как.

Конец года. Декабрь. В университете идёт ремонт, и нашу кафедру сослали во вставку между корпусами. Дали кабинеты, компьютеры, и все бы ничего, но комнаты общие, народу в них много, со студентами не позанимаешься. Надо смотреть чертежи, проверять расчёты, беседовать, а в кабинете сейчас мой полный тезка, и студенты вообще впадают в ступор, потому что не знают, кого слушать. Особенно, если это заочники, которые в глаза препода не видели.

Так было и в тот злополучный вечер пятницы. После работы (в серьезной организации) на обсуждение дипломной работы пришли двое. Подергал ручки соседних аудиторий - закрыто. Идти за ключами с четвёртого на первый этаж вечером в пятницу, честно говоря, ломает. Поэтому перешёл через вставку в другой корпус, и, о чудо! Нашёл открытую комнатушку. То, что надо! - мысленно воскликнул я. Никто не помешает, тем более, что после 6 вечера лестничная площадка этого корпуса запирается на замок.

Небольшая комната представляла разительный контраст с холодильником родной вставки. Казалось, на батареях можно жарить яичницу. Подергал окна, они оказались забиты. Причём, забиты натурально, гвоздями. Подумал, ничего страшного. Жар костей не ломит.

Пригласил подопечных. Развернули 5 ватманов на партах, обсуждаем технологическую схему станции с первым подопытным. Второй в это время полусидит, опираясь на преподавательский стол. Вид обычный, только лицо какое-то красное. Приблизительно через два чертежа, он, разгибаясь, резко встаёт, делает два шага вперёд и вдруг с грохотом падает, неслабо приложившись затылком об пол.

Первая мысль - неужели пьян? Торможу, думаю, сейчас сам подымется. Его товарищ соображает быстрее. Подскакивает, бьет по щекам, расстегивает воротник. Безрезультатно, лежащий не издаёт ни звука. Товарищ начал качать грудную клетку, ничего не происходит! Как в замедленной съемке я вижу, как голова лежащего елозит по паркету и понимаю, что если вызовем скорую, то нас хрен найдут в этом хитросплетении коридоров, корпусов и вставок.

Тормоза отпускают. Начинаем действовать совместно. Я качаю, студент делает искусственное дыхание. По-прежнему ничего не происходит, только у пострадавшего меняется цвет лица. На лице выделяются губы. Не знаю, какого оттенка они становятся, но это пугает. Качаем. Не знаю, сколько времени прошло, но всё-таки он начал! Дышать! Сам!

Испытал огромное облегчение. Сбегал за водой, намочил платок. Тот немного ещё полежал и вскоре окончательно пришел в себя. Так я и не проверил в тот раз дипломы до конца.
Piter

Дзен

Когда мне не хочется работать, я не огорчаюсь, ведь это значит, что на горизонте показалась пора ебашить.